Лучшие афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

Поделиться среди друзей
Нравится

Афоризмы (всего 1043)

Всегда всё ж можно ощущать
себя причастным чистой радости труда,
только б в охоту
труд было браться за любой
и выполняя даже,
может статься, «грязную» работу.

Ошибки малые,
избавиться подчас всего трудней
бывает нам от каковых,
однако, именно они-то
нас заранее
и предостерегают от больших.

Единомыслие народное –
одно из тех условий ключевых
и мира будущего прочных оснований,
что достижимо может быть
лишь при созвучье человеческих сердец
и при широкой просвещённости сознаний.

"Скука жизни",
приводя к застою мысли,
если и не к остановке тока крови,
в целом всё же никогда
не происходит по вине
лишь окружающих условий.

Кто, и рождён на белый свет,
как жалкий крот,
предпочитает жить невежества во тьме,
одно из двух, тот или слеп ещё
младенческой душой,
иль повреждён в своём уме.

Слова сердечные, простые,
в частном случае способны пусть
затронуть за живое, –
наверно можно утверждать:
сужденье мудрости одно сродни
вечнозелёной хвое!

Порой не столько километры
отделяют нас от цели,
ни препятствий длинный ряд –
как именно нагромождение
большое на пути
воображаемых преград.

Как бы наука ни чуралась
пресловутой сферы мистики, –
в одном всё ж не имеется сомнений:
реальность Истинного Мира
существует за пределами таки
обычных чувств и представлений.

Огонь души согреет в холод,
в скорби, в горе ли утешит,
исцелит любой недуг,
неверия рассеет мрак…
Так, разгораясь ярче, пламя
озаряет всё вокруг!

Пожалуй, даже благодатный Божий дар
можно с презреньем отшвырнуть
иль на похлёбку променять,
ведь, как известно, и его,
однако, должен согласиться ещё
добровольно человек принять.

Как ни странно,
но похвальное умение
порой нечто дурное
разглядеть в себе самом
помогает вместе с тем
увидеть лучше всё хорошее
и доброе в другом.

Зачем-то самые
идущие от сердца их слова,
исполнены душевной силы,
цветов ли лучшие букеты,
люди, по обыкновению,
приносят на могилы.

Недаром в рабстве добровольном у вещей,
мещан и обывателей
присущем классу,
даже иллюзия их нужности,
и та, как будто бы приобретает
вес и массу.

Пожалуй, добр не столько тот,
кто похвалиться вправе
добротою многих дел своих, –
но кто разя своих врагов,
даже тогда не допускает
мыслей мстительных и злых.

Обычно всякая победа
на фронтах неисследимых
человеческой судьбы
лишь только расчищает поле
для другой
ожесточённой ещё более борьбы.

На переменчивость её нам,
право, нечего пенять,
с обидой на неё, тем паче – раздражением:
судьба нам будет улыбаться
или хмуриться опять
всегда согласно только с нашим настроением.

И наихудшее из зол
под искажающим черты покровом ночи,
дня при свете ли
порой без всякого смущения
личину принимает
величайшей добродетели.

Чтоб на планете торжеству добра над злом
уж тем содействовать
немало, может статься, –
вполне достаточно нам было бы
внутри самих себя
ему лишь не сопротивляться.

Известно, всякое значительное
прорывное знание,
бесценное подчас,
почти всегда, увы, встречается
с глухим противодействием
невежественных масс.

Лишь нечто скрытое
за многими покровами,
известное лишь Богу одному,
иль в самом деле вездесущее
способно оставаться
не заметным никому.