Лучшие афоризмы, высказывания, изречения, крылатые выражения

Поделиться среди друзей
Нравится

Афоризмы (всего 1041)

Как, выходя из лона ночи,
новый наступает день,
спеша зари по следу утренней,
жизнь та или иная внешняя
не есть ли каждый раз
лишь производное от внутренней?
Сказать по совести,
чем, время прожигая только даром,
скуку смертную терпеть,
кому на свете белом жить
неинтересно и нерадостно,
тот может умереть.
Пусть жизнь исполнена контрастов,
проясняется в ней многое пускай
лишь с ходом лет, –
ведь для объёмности картине,
как известно,
столь же тень необходима, как и свет.
Не столь губительны бывают
пары газов выхлопных,
и даже испаренья серы,
как хаос мысленный,
что словно смог удушливый
для внутреннего мира атмосферы.
По существу,
смерть и возможность обновления,
вечно живого духа
все прыжки и переходы
из формы в форму
есть один из механизмов
нескончаемого бытия Природы.
Тогда не время сокрушаться
о покое уж былом
и нарушенье тишины,
толпы мятежной слыша крик,
вздыхать о мире ли,
когда доходит дело до войны.
Наверное,
уж если некоторый смысл
и продолжение своё
имеет всё во днях земных,
смерть не конец ещё отнюдь
любым страданиям...
однако отдых временный от них.
Может статься,
жизнью истинной живёт,
а не какою-то иною,
иллюзорной, скоротечной,
человек лишь прилепившийся,
словно кора к стволу,
умом и сердцем к Жизни Вечной.
Двойною, если не тройною, силой
слово обладает
в человеческих устах,
что недвусмысленно и прочно
утверждается в сознании
и в явленных делах.
Обычно вещь тем совершенней,
превосходнее других
в универсальности своей,
чем лишь бывает она проще
и ей же чем меньше требуется
запасных частей.

Будет предательством
едва ли не двойным
(что б тому ни было причиной, право слово),

поворотясь к нему спиной,
покинуть друга одного
ради товарища другого.

Когда есть трещина в сосуде,
и чем будет она больше,
тем стремительней ещё,

всё содержимое его,
сколько в него воды ни лей ты,
утекает сквозь неё.

Из мира ангельского, горнего, в мир дольний и обратно
Бессмертный, сущий от рождения в нас, переходит дух.
Подобно канет Солнце на заре закатной,
Чтобы по утренней явиться вновь, не вдруг.
И лишь всё бренное, как водится, уходит безвозвратно,
Всё в естестве природном нашем и вокруг...
Так провиденье путь его предвосхищает
И век за веком неустанно колесо своё вращает.

Пространство, в сущности, есть То, Что вечно было, есть и будет,
Как таковое, неизменное всегда.
В Его бездонном и лишённом стен особенном сосуде
Подобны капелькам планета и звезда!
И сколько новых мириад их ни прибудет
Ещё впоследствии, не все ль в Нём поместятся без труда?..
И беспредельно пусть Оно, но в то же время
Нерасторжимо и едино, точно атомное семя.

Иной подчас,
не обретя широких взглядов,
утверждается в высоком самомнении,

тот – утешения не находящий в гордости,
пускается искать его
в смирении…

Уж дело важное и труд –
поднять сознание
от самых пустословия низов

до понимания
пространственного верного значения
произносимых слов.

С наступившей весной в землю сеется семя, но позже из тьмы,
В её недрах пустив корешок, вновь потянется к свету и влаге…
Иль не так же концы всех дорог и веков при движении мы
Каждый раз, поневоле уже, заключаем в единственном шаге!

Ни многолико сколь оно
и сколь ни мнится его в людях
глубоко укоренение, –
в истоке всяческого зла
бывает только то или иное
злоупотребление.
Никогда не стоит, право, забывать:
ни мысли посланной,
ни сказанного слова
уже будет невозможно отозвать,
так же как действия
произведённого любого.
Наверняка на том Суде,
что испокон веков над миром
Сам Всевышний утвердил,
всяк даст ответ, без исключения,
равно за то, что сделал
и чего не совершил.
Найдётся ли
такой, кому дано предвидеть
облаков, гонимых ветром,
измененье очертаний,
и точно так же –
все реальные последствия
своих же устремлений и желаний?
Чтоб перед мира равнодушного лицом
тебе с пустым разбитым сердцем
не остаться,
не стоит, право же, хотя б и Богу
предлагать того,
с чем нет готовности расстаться.

Иногда, возможно, стоит
повнимательней прислушаться
к тому всё же из нас,
кто не слишком уж стремится,
чтобы всеми быть услышанным
и понятым сейчас.
Что б и кто ни обещал ему,
однако рассудить когда
по совести и строго,
не отвергшись от себя,
дотоле человек не вправе
уповать на милость Бога.
Себялюбивый эгоизм,
что променять готов
всё самое святое за гроши,
пожалуй что, есть то одно,
что допустимо ненавидеть
всеми силами души.
Как отличительной чертою
под луной любого хищника
бывает бессердечность,
так уж не люди в чём-то
люди те, в которых убивается
святая человечность.
Увы, едва ли хоть одно
из изречений мудрых тех,
что опровергнуть невозможно,
всё ж не бывало истолковано людьми,
и не единожды,
превратно или ложно.
Всяк потрясать бывает склонен,
вознося ему хвалу,
а то с угрозой иногда,
своим излюбленным
и личным инструментом
как единственным орудием труда.
Грешен тот, кто сознаёт свой грех, –
тем самым пусть ещё
не предусмотрено прощение, –
но при этом это то,
и без чего в конечном счёте
невозможно очищение.
Всё ж никакому мудрецу,
ни даже Богу всемогущему,
над тем как бы ни биться,
не по плечу заставить будет
человека с самой истиною
силой согласиться.
Ещё о чём бы ни мечтать,
сколь временами горячо
ни спорить может быть с судьбою, –
глаза, открытые на жизнь,
легко заметят
красоту её и мудрость пред собою!
На теле мысли, видно, тоже
человеку, дабы благости
не погубить задатки,
всё ж предстоит ещё отсечь
без сожаленья все ужасные
звериные остатки.

Всё ж никакому мудрецу,
ни даже Богу всемогущему,
над тем как бы ни биться,

не по плечу заставить будет
человека с самой истиною
силой согласиться.

Грешен тот, кто сознаёт свой грех, –
тем самым пусть ещё
не предусмотрено прощение, –

но при этом это то,
и без чего в конечном счёте
невозможно очищение.

Увы, едва ли хоть одно
из изречений мудрых тех,
что опровергнуть невозможно,

всё ж не бывало истолковано людьми,
и не единожды,
превратно или ложно.

Иногда, возможно, стоит
повнимательней прислушаться
к тому всё же из нас,

кто не слишком уж стремится,
чтобы всеми быть услышанным
и понятым сейчас.

Единство жизни и её законов
всюду на просторах
беспредельного Творения
не предстаёт ли тем разительнее
в индивидуальных
неисчётных преломлениях?!
Хотя бы даже впереди толпы бежать
и не встречать нигде преград,
однако, сколько ни стараться,
за теми, кто предпочитают
непроторенные новые пути,
по старым будет не угнаться.
Увы, пожалуй, среди всех
дурных привычек у людей,
из поколений в поколения
переходящих, всё же будет
наиболее вредна
привычка косного мышления.
Любая вещь или явление,
с учётом их невидимых и видимых
сторон, как и слоёв,
быть могут и должны рассмотрены
как минимум с двух разных точек зрения,
с позиций двух миров.
В каком ни шла бы направлении
вдоль плоскости ль она,
или вытягивалась лишь по вертикали, –
а всё ж отсутствие любого совпадения
и замкнутых колец
есть основной закон спирали.
Как день и ночь,
в одном Пространстве вечно Сущем
бесконечно повторяется
Мистерия всё та ж,
в которой время
то являет наблюдателя глазам,
то вновь скрывает свой мираж!..
Иль не с Пространством беспредельным
как-то связаны все знания людей,
их интеллект, сама ментальность;
и, может статься, жизнь Его,
как и наличие Космического Разума,
есть сущая реальность!
Пусть действие
Законов Космоса извечных
и сегодня большей частью
непонятно ещё нам, –
однажды знание,
а также примененье Их
придёт-таки на смену чудесам!

Даже Высокое Избранничество,
кроме в нём огня,
не говоря уж о культурности
и подлинной духовности,
от человека будет требовать,
пожалуй что, без преувеличенья
ещё высочайшей степени
его готовности!
В каждом добром своём деле на земле,
что осознать
всем нам как минимум пора,
человек уже становится сотрудником
всех Светлых Сил
Космических Добра!
Нет истин тех, что в мир входили б
без препятствий и борьбы,
с благословеньями одними,
пусть становясь в конечном счёте
общепризнанными в нём,
а иногда и прописными.
Пруту и тонкому и гибкому
все бури нипочём, –
и в этом есть для нас урок.
Не потому ль судьбы удары
большей частью лишь упрямых
да жестоких валят с ног?
Коль во главу угла поставить
в жизни сей преодоление
как то, что в ней и впрямь важней всего,
то поневоле уж всё станет в ней
служить ничем иным,
как лишь простым материалом для него.
Даже то знание,
что призвано облегчить было
бремя человеческих невзгод,
в мир никогда ещё, однако,
не входило без борьбы
или же множества хлопот.
О благе общем всякий раз
с чего бы думать ни начать
в контексте времени иль вечности,
уж можно будет продолжать,
как и усиливаться думою о Нём
до бесконечности!
Какою б ни была далёкою
и трудною дорога,
а почти наверняка
в ней всё тебе необходимое
займёт объём
не более дорожного мешка.
Того уж счастье не покинет,
людям, Богу ли служению
чьё сердце отдано,
того ль, кто будущему неизменно рад,
что, может статься,
ни сулило бы оно.
Тотчас, поверь,
широкий взору горизонт,
уже космический, откроется тогда
и Жизни Вечной Океан
седые пенные валы,
подъемля, явит пред тобой,
едва мирское всё уйдёт на задний план!

Всё ж никогда
к чему-то путному людей
не приводила половинчатость,
а также полумеры...
Пусть так: всё – к лучшему...
Однако при наличье лишь
достаточных терпения и веры.
Или не есть
их осознание людьми
по-настоящему единственное
средство овладения
всеми сокровищами Неба и Земли,
приуготованными им
от Сотворения?
Как водится,
вокруг героя одного
(не то, чтоб так, как в битве
возле полководца его воинство)
притягиваются другие,
уже самого различного
пошиба и достоинства.
Один путь праведный – тот путь,
что в полной мере отвечает
человека на планете назначению,
как и единственный такой,
что искони его ведёт одновременно
к Высшей Правде и Спасению.
Нелишне будет помнить,
дабы не судить прямолинейно слишком
о добре и зле,
что и без вредных сорняков и насекомых
человек
не смог бы выжить на земле.
Пусть разных уровней, сторон
не сосчитать всех, существующих
в безбрежном Мироздании,
а Мира Высшего Реальность,
сколь ни высока, однако,
утверждается в сознании.
Или не собственная мысль
и есть то достоянье наше,
что во всяких обстоятельствах,
пожалуй, требуется
более всего оберегать
от постороннего вмешательства?
От Вечности
являясь творческою
движущею силою всего,
одно уж точно несомненно,
Бог, Он же Дух,
не где-то рядом пребывает –
но внутри всё той же видимой
физической Вселенной.
Спешить (что затвердить неплохо б
«до рисунка на мозгу»,
не уподобиться чтоб пешке
в руках капризницы-судьбы)
не означает вовсе
поддаваться суетливой спешке.
Любой ошибочный поступок,
совершённый преднамеренно иль, может,
ненароком, всё одно –
в единой жизненной цепи
словно разорванное,
требующее восстановления звено.

Какою б ни была картина
окружающего мира
или в целом Мироздания,
однако существует только,
как и всякая мечта,
она для нашего сознания.
Человек бежит реальности,
случается,
до полного её уж отторжения,
по привычке большей частью
наполняя мир
плодами своего воображения.
И то, чего на подготовку лишь одну
ушли, потребовались годы,
видит бог,
бывает часто, совершается
руки словно по мановенью
и в кратчайший срок.
Наверняка
способны будут обеспечить людям
Будущего Светлого удел
с благословенья их Творца,
как и по праву,
только их ясносияющие мысли
и пылающие подвигом сердца.
Случается,
сегодня бремя ещё тяжкое,
будь то чреда невзгод
иль непосильная работа,
а то потеря сбережений всех своих,
в итоге делается
крыльями полёта!

Источник радости, благой,
тот, без которого воистину
существованье сиро
и пусто, более всего оберегай
в палитре тусклой
окружающего мира!
Причинно-следственный закон
не столько дан для подчинения ему
и исполнения,
сколько для пользованья им
по мере нашего признания его
и осмысления.
Когда задуматься
над горестною участью людей,
припоминая все Гоморры и Содомы,
не легкомыслие ль одно
с небес на них-то и обрушивало
всяческие молнии и громы?
Всё ж никому не удавалось ещё
в одночасье сделаться
таким или другим:
невеждой или образованным,
свободным иль рабом,
хорошим или же плохим.
Даже стоявший у истока
и ровесник бытия,
питомец Воли и свободы,
Дух, сущий в необъятном Космосе
и в каждом из людей –
ещё одна из сил Природы.

Довольно Богу
уж единственного гласа
человеческого сердца или духа.

Но из молитв
эгоистичных Ему наших
ни одна не достигает Его слуха.